Про открытое законотворчество/нормотворчество — продолжение

В Независимой газете появилась статья некого Ивана Родина про обсуждение законопроектов и других нормативных документов. Почитайте её вот тут — http://www.ng.ru/politics/2011-08-24/1_reality.html, а я тем временем прокомментирую кое-что из того что там написано.

Начну с того что к статье, форме донесения материалов и то о чём там написано я отношусь сдержанно плохо. Плохо потому как явно видно что акценты были собраны все под критику и никакой объективной картины донести не ставилось, а сдержанно поскольку сами проблемы там описаны верные, хотя и не все и без предложений по решению.

Итак, про «Открытое правительство». Свои основные тезисы я ранее публиковал здесь http://ivan.begtin.name/2011/07/24/openlegislation/, а теперь в контексте того что есть/будет на практике.

Я напишу, опять же, своё мнение тезисами:

1. Открытое законотворчество (в части проектов законов) и нормотворчество ( в том что касается документов отдельных ведомств) — это явление в мире довольно новое и редкое. Куда как более редкое чем те же открытые данные, к примеру. То что в России сейчас бум таких проектов — это некая российская уникальная ситуация возникшая, тоже, не от хорошей политической жизни. В подавляющем большинстве стран мира нет, ни таких проектов, ни такой практики.

2. Уже существуют такие инициативы — как «Открытое правительство», обсуждение закона о рыбалке  — http://www.zakon-fom.ru, обсуждение законов об образовании и полиции — http://zakonoproekt2011.ru, обсуждение законопроектов в Республике Башкортостан — http://i-gazeta.com/groups/group/search/2/ и ранее прошедшее обсуждение концепции здравоохранения — http://zdravo2020.ru/. Часть из них уже закончились, часть продолжаются, часть будут вскоре. Но все они отличаются тем что это инструменты прямой демократии. А то есть граждане предлагают свои изменения и замечания напрямую исполнительной власти предложившей документ на обсуждение, а не законодателям или своим депутатам.

3. В классических репрезентативных демократиях в таких инструментах, в принципе, не нуждаются. Или вернее, большой потребности в них нет по той причине что избрав своего депутата гражданин далее исходит из того что пусть депутат теперь и отвечает за правильное написание законов, а если тот совсем косячить будет то его можно и отозвать. Поэтому когда говорят об обсуждении формальных документов в развитых странах мне приходит на память только американский Regulations.gov где публикуются нормативные документы исполнительной власти, поскольку эти документы уже не проходят через конгрессменов .

4. Обращаясь всё к тому же Regulations.gov, его принципы совсем другие. Цель не получение отклика от граждан, а создание канала обратной связи от бизнеса, НКО и образовательных учреждений. Иначе говоря от различных общественных институтов. Ключевое отличие от того что делают в России в том что все экспертные заключения и комментарии публикуются. Насколько я знаю, публикуются автоматически после модерации. Там есть и интересные комментарии, вроде комментариев представителей Норильского никеля на изменения в регулировании USTR — http://www.regulations.gov/#!documentDetail;D=USTR-2010-0009-0025

5. Иначе говоря, публикация экспертных и антикоррупционных заключений — это инструмент прозрачности государства. Как раз того что называется «открытое государство». Вопрос — можно ли сделать такой инструмент в России? Да, можно. Но не надо строить иллюзий что все проблемы исчезнут по мановению ока.

6. Одна из тем в Независимой газете — это практика правоприменения. Вроде бы законы требующие раскрытия информации есть, а не действуют. Так не действуют то они по впоне понятным причинам. Если, к примеру, Ростуризм или Минспорттуризм не обеспечивает раскрытие документов, что им за это будет? Иначе говоря, какие есть инструменты воздействия и кто воздействует? Этот инструмент воздействия во всём мире называется «Закон о свободе доступа к информации» (Freedom of Information Act). Такие законы приняты во многих развитых странах и позволяют гражданам и журналистам запрашивать почти все несекретные документы из органов власти. В России такого закона нет, как и нет многих других. Хотя этот закон необходим куда больше чем уже давно устаревший 8-ФЗ о доступности информации о госструктурах.

7. Итого. Я не считаю «Открытое правительство» плохой затеей, я считаю её недостаточной. Есть много других немаловажных тем требующих гражданского внимания и участия. Однако пока ещё у нас активных граждан с длинной волей мало и «качество человеческого капитала» в государственных органах компенсируется низким качеством человеческого капитала в тех структурах что их критикует.

И, в качестве дополнения, взгляд с другой стороны.

Хотя я и являюсь сторонником прямой демократии и считаю публичное обсуждение законов правильной затеей, однако, надо отчетливо понимать почему федеральная исполнительная власть это делает. Такие проекты — это не усиление, а ослабление законодательной власти и без того ослабленной в России без всякой меры. И то что федеральная исполнительная власть начала обсуждения именно с законопроектов, а не с ведомственных нормативных документов, указов и указаний президента, приказов правительства и так далее — это и должно настораживать. Потому как если граждане начнут писать _действительно_ хорошие законы, проходящие через экспертов от исполнительной власти, предположим, найдётся формула организовать подобное, то и необходимость в федеральном собрании отпадёт.

About This Author

  • Vasiliy Burov

    Ну к п.2 я бы добавил ещё инициативу http://edu.crowdexpert.ru с некоторой достаточно широкой активностью около очередной версии проекта Закона об образовании. В остальном же готов согласиться почти с каждым словом!

    • http://ivan.begtin.name Ivan Begtin

      Согласен, edu.crowdexpert.ru можно добавить. Я не упоминал его только поскольку он не государственный.

Яндекс.Метрика