Вне контроля

Давид Горелишвили написал очень точный и интересный пост (http://david-gor.livejournal.com/140052.html) со взглядом на ситуацию вокруг ПР с точки зрения государства как инструмента контроля. А может быть и воли к контролю если исходить из совокупности воли задействованных в нем людей. Почитайте, эта точка зрения весьма далека от тех что муссолятся в СМИ последнее время.

А я добавлю личные наблюдения. Россия имеет ту специфику что на контроль поставлено все, даже в вопросах открытости и прозрачности всегда подспудно присутствует этот контроль. Именно он и ничто иное девальвирует смыслы важных слов превращая идеологии скрытые за ними в идеологии российской реальности построенные на контроле. Открытость госзакупок? Да, но только вместе с контролем федеральной власти над остальными. Свобода доступа к информации на госсайтах? Да, но только через усиление прокурорского контроля за муниципалитетами. Выборность мэров? Безусловно, но только в ситуации отсутствия профицитных муниципалитетов и априорную зависимость мэров от губернаторов в принципе.

Это фундаментальная проблема которую нельзя совершенно неясно как решать без больших потрясений. И что будет при этих потрясениях можно только гадать.

И вот здесь я не соглашусь с теми кто ищет параллели с происходящем в ФРГ в 60-70-х и других странах, с поколенческими конфликтами и сопротивлению обществу потребления. Есть существенное отличие в виде развития средсв связи и, в первую очередь, Интернета. Это различие отчасти уже заметно когда видно как быстро распространяется информация и когда соль «арт-перформансов» не в том что делается, а в том сколько человек это увидит и сколь быстро. Собственно и КисоПовстанцы сидят не за то что они это сделали, а за то что десятки тысяч людей распространяли их ролик. Если бы о нем никто не знал — ничего бы ни было.

Эта ситуация, и тут я солидарен с Давидом, показывает уязвимость текущей формы управления к подобным акциям. Если в пространстве СМИ уже есть отработанные механизмы реакции аппарата на попытки внешнего воздействия, то при подобном обнажении больших общественных бед они бессильны.

Я называю это явление «арт-террором», попытки привлечь общественное внимание нелетальными способами. В условиях быстрого распространения информации и невозможности тотальной цензуры — это сильнейший риск для власти не как для конкретных людей, а как совокупности всех институтов.

И во всем этом есть одна особенность имеющая особое значение. Сейчас антивластный протест имеет исключительно гуманитарную природу. Мои наблюдения за тем как и что происходит и основыми участниками подтвержается — там почти нет _одержимых инженеров_. Иначе говоря, сейчас весь этот эпатаж почти не использует возможности человеческих технических изобретений и созданной инфраструктуры. Кроме разьве что тех которые максимально просты и общедоступны.

Все может стремительно измениться если или когда(?) появятся команды исключительно технические, когда хакеры начнут использовать способы воздействия на реальную среду через Интернет-вещей и все существущие механизмы взаимодействия сети с реальностью.

Собственно такие истории уже были — это, и вирус Stuxnet, и взломы систем трансляции видеорекламы, и вкрытие электронных почтовых ящиков и многое и многое другое. Я не хочу и не буду приводить примеры подобного — я уверен что вы и сами можете нагенерить десятки идей за часовой мозговой штурм. И вот тогда начнут по настоящему запрещать Интернет, крадрокоптеры, фейрверки, воздушные шары с гелием, радиоуправляемые модели и многое и многое другое.

И мир будет иным.

 

About This Author

Яндекс.Метрика